Дэн Харрингтон: Мыслительные процессы в безлимитной кэш-игре

Чтобы проиллюстрировать некоторые элементы мыслительного процесса, которые имеют место в безлимитной кэш-игре, давайте взглянем на достаточно сложную раздачу. Эта раздача взята из третьего сезона High Stakes Poker (я настоятельно рекомендую вам смотреть это шоу, если вы хотите улучшить свои навыки кэш-игры). Каждую неделю 8 высококлассных профессионалов играют в безлимитную кэш-игру с блайндами $300/$600 и с анте в $100. Присутствие в игре анте необычно; в большинстве кэш-игр не используется анте. Когда в игре присутствует анте, игроки начинают играть немного более лузовее, чем обычно, потому что теперь стартовый банк содержит больше денег (по отношению к размерам блайндов), за которые можно побороться.
Минимальный байин в этой игре равен $100 000 (или 167 ББ). Игроки могут купить фишек и на большую сумму. В нескольких случаях игроки приносили за стол $1 000 000 (их деньги лежали на столе в виде нескольких крупных пачек).
В этой сессии в игре принимали участие Фил Лаак, Антонио Эсфандиари, Даниэль Негряну, Майк Матусов, Крис Фергюсон, Илиа Тренчер, Дэн Шак и Дэн Харметц. Первые пять имен очень известны тем, кто смотрел множество покерных турниров по телевидению. Три последних игрока – это непрофессиональные специалисты по кэш-игре, которые хотели хорошо засветиться, появившись в этом шоу.
Вот список позиций, стартовых рук и приблизительные размеры стеков игроков, участвующих в описываемой раздаче:

Стартовый банк был равен $1700.
Дэн Харметц: Харметц получил АКо в позиции UTG. В большинстве турнирных ситуаций игроки рейзили бы автоматически с такой рукой, а если бы их стек был достаточно коротким, они бы пошли ва-банк, но Харметц вошёл лимпом, и это было разумной игрой. Если бы он получил рейз, он бы ответил на него. Харметц играл в тайтовую, консервативную игру и этот колл совпадал с его стратегией.
В покере с глубокими стеками вся игра делается в основном на постфлопе. Хотя на префлопе периодически могут случаться рейзы и ререйзы, крупных префлоп-конфронтаций обычно не происходит. Игроки обычно предпочитают посмотреть на дальнейшее развитие раздачи перед тем, как они решат, что настало время вложить в банк все свои фишки.
Более важный вопрос заключается в следующем: является ли открывающий лимп математически неверным, и должны ли вы всегда открывать торговлю рейзом, чтобы оказать некоторое давление на блайнды? Некоторые «математики» из покерного сообщества считают, что открывать торговлю лимпом неправильно. Их аргумент довольно простой: если вы войдете лимпом, и после вас все сбросят большого блайнда, а у него окажется более слабая рука после вас, он не сможет совершить ошибку, если скажет чек. С другой стороны, если вы сделаете рейз, то он должен будет выбирать между коллом и фолдом и при любом из этих двух действий он может совершить ошибку, в зависимости от того, какая рука будет у него, и какая рука будет у вас. Отказываясь от возможности спровоцировать противника на ошибку, вы теряете некоторую сумму денег (точная сумма этой ошибки не может быть подсчитана, но в любом случае, она небольшая и не нулевая). Поэтому вы всегда должны делать рейз. Многие игроки-практики соглашаются с этой точкой зрения, но они считают, что для лимпа существуют серьезные причины, которые перевешивают теоретическую потерю тех денег. Лимп является дополнительным оружием в вашем арсенале, и он дает возможность посмотреть больше флопов за дешевую цену, чем при противоположном подходе. Лимп также позволяет вам войти коллом с некоторыми очень сильными руками, что может запутать ваших противников разнообразными способами. В этом плане я на стороне игроков-практиков.
И последний аргумент. Если вы играете за столом, где вы менее опытны, чем другие игроки, вы определенно должны рейзить в подобной ситуации. Вам нужно заставить более опытных игроков заплатить большую цену за просмотр флопа, когда у вас лучшая рука на префлопе, поскольку на постфлопе у ваших противников будет преимущество.
Давайте снова вернемся к раздаче.
Илиа Тренчер: Фолд.
Фил Лаак: Фолд.
Антонио Эсфандиари: Фолд.
Крис Фергюсон: Фолд.
Майк Матусов: Майк Матусов коллировал с Q9s. Игроки любят коллировать на баттоне при глубоких стеках, особенно в мультипоте, что и произошло в данном случае. Чем больше игроков в банке и чем глубже стеки, тем более ценной становится позиция. В данной ситуации я бы сбросил только очень слабую руку, и рука Q9 определенно была сильна для данной ситуации, чтобы ее можно было разыграть.
Дэн Шак: Находясь на малом блайнде, Шак получал отличные шансы к банку для колла. В настоящий момент банк увеличился до $2900, и колл стоил ему только $300, поэтому он получал примерно 10-к-1. На его месте я бы разыграл очень большое количество рук в данной ситуации. При наличии туза, его колл был очень простым.
Даниэль Негряну: Негряну имел одну из тех рук, которые ему нравятся – 97o. При глубоких стеках это хорошая рука, если с ней вы можете посмотреть флоп дешево. Ее очень просто сбросить на постфлопе, если флоп не совпадет (что и будет случаться в большинстве случаев), но если она получит совпадение с флопом, она может образовать хорошо замаскированного монстра, с которым можно заполучить весь чей-то стек. Негряну бодро говорит чек, чтобы посмотреть бесплатный флоп.
В банке $3200 и четыре игрока. На флоп приходят

Дэн Шак: Шак получил пару тузов на флопе, что является для него довольно безопасным исходом, пока ни у кого нет другого туза (однако, на самом деле двое из его противников имели трипс девяток!). На флопе две трефы, поэтому есть некоторая вероятность наличия у кого-то 4-флаша. Кроме того, его киккер, тройка, очень слабый. Должен ли он ставить?
Мой ответ, возможно, будет неожиданным для многих читателей: здесь я не стал бы ставить.
В турнирном покере в той же самой ситуации бет зачастую был бы безоговорочным. Но в турнирном покере ваш временной горизонт очень ограничен. Вам нужно использовать каждую возможность для увеличения своего стека, чтобы не растратить весь свой стек на проставление блайндов. Но в кэш-игре над вами не довлеет такая угроза, поэтому в кэш-игре нужно быть намного более терпеливым. Вам не нужно делать ставки и рейзы сломя голову; вы можете подождать более крупных рук, с которыми сможете сорвать большой куш.
Является ли такая рука крупной? Нисколько, ведь если у кого-то есть девятка, Шак находится в плохом положении. Если у кого-то есть туз, то максимум, на что может надеяться Шак — это на раздел банка. Если ни у кого нет ни туза, ни девятки, то сможет ли Шак заработать какие-то деньги с помощью своей ставки? Вряд ли. Наконец, Шак находится вне позиции. Его наилучший игровой план — это сказать чек, давая другим игрокам возможность заявить о своих руках, после чего он сможет переоценить обстановку.
Должен ли Шак беспокоится относительно трефового флаша? Нет. Его рука и позиция недостаточно сильны для того, чтобы беспокоится об этом. Если бы у него была крупная рука, он мог бы поставить для того, чтобы заставить заплатить того, кто имеет 4-флаш. Но пока флаша в любом случае ни у кого нет, и у Шака есть более важные заботы.
Он говорит чек. Хорошая игра.
Даниэль Негряну: Негряну получил на флопе трипс девяток, великолепную руку. Его рука определенно стоила бета. Фактически, существовала очень высокая вероятность (по его мнению), что у него была лучшая рука (однако на самом деле это было не так; у Матусова, который сидел после него, был трипс девяток с более сильным киккером). Поставив, Негряну мог получить колл от туза и от обладателя 4-флаша.
Однако Негряну сыграл более агрессивно в данной ситуации. Он сказал чек с намерением исполнить чек-рейз. Его решение замедленно разыграть эту руку основывалось на нескольких факторах. Харметц, который лимповал из ранней позиции, еще не сказал своего слова. У него может быть туз, и он может поставить с парой тузов. После него сидел Матусов, который является очень агрессивным игроком. Если бы до Матусова все сказали чек, он был бы готов попытаться украсть банк из поздней позиции. Менее вероятным (но возможным) было то, что у кого-то из них были две трефы, с которыми они могли бы сделать ставку, если бы до них никто этого не сделал. При любом из данных сценариев Негряну мог сыграть чек-рейз и, возможно, выиграть какие-то дополнительные деньги.
Нельзя сказать, что его чек-рейз не был рискованным. Если бы на флопе все сказали чек, а на торне выпала еще одна трефа, Негряну не был бы счастлив от этого. Но он согласился с этим риском, и вероятно, он был прав.
Дэн Харметц: Харметц должен был ставить. У него была пара тузов с максимальным киккером, и если ни у кого не было пары тузов или девятки, его рука была лучшей. Ему могли ответить многие более слабые руки: более слабый туз, трефовый 4-флаш или даже случайная мелкая пара. Если у кого-то были две трефы, Харметц должен был постараться заставить такого игрока заплатить за просмотр следующей карты. Поэтому он сделал ставку, но на необычную сумму: он поставил $7000 – эта сумма превышала банк в 2 раза.
Овербеты (ставки больше размера банка) – не самое частое явление, и они чаще говорят о слабости, чем о силе. Такая ставка как бы говорит: «Уйдите с дороги и отдайте мне этот банк, я не хочу доигрывать эту руку». Заметьте, что для борьбы с прикупными руками овербет не является необходимым. Бет в размере 2/3 банка или в размере банка предоставит невыгодные шансы к банку для обладателей прикупных рук. Иногда, совершая овербет, хороший игрок может воспользоваться вторым уровнем мышления и сделать овербет с хорошей рукой, что будет означать примерно следующее: «У меня сильная рука, и я делаю ставку, которая обычно будет воспринята как признак слабости, чтобы попытаться спровоцировать кого-то на попытку выбить меня из банка».
Вероятно, Харметц в данной ситуации чувствовал, что у него лучшая рука и он хотел добиться колла от того, кто примет его ставку за блеф. За этим активным столом это не было полностью плохой идеей. Однако у него пока не было никакого представления относительно того, какого было его положение. Поэтому я на его месте не стал бы так играть.
Я сделал бы обычный бет размером в $2200-$2400 и посмотрел бы на то, как отреагировали другие игроки.
В банке теперь $10 200.
Майк Матусов: У Матусова был трипс девяток и достаточно хороший киккер (дама). Было очень вероятно, что он обладал лучшей рукой. Но у Харметца, по-видимому, что-то было и он мог быть готов ответить на рейз. Исходя из этого, Матусов сделал рейз до $15 000 (то есть на $8000). Такой рейз предлагал Харметцу очень хорошие шансы на то, чтобы остаться в розыгрыше (если бы до Харметца все сбросили, он получал бы 3-к-1 на свой колл). В банке сейчас стало $25 200.
Дэн Шак: Шак первоначально сказал чек, чтобы собрать некоторую информацию о руках других игроков, поскольку у него был туз со слабым киккером. Он получил эту информацию. Его рука не была очень хорошей, поэтому он сбросил. Хороший ход.
Даниэль Негряну: Он не думал о том, чтобы сбросить свой трипс девяток, хотя торговля говорила о том, что у него, возможно, не самая лучшая рука. Но сейчас он должен был тщательно проанализировать предыдущие действия.
Если действия предыдущих игроков не были блефом, это означало, что у одного из них есть туз, а еще у одного девятка. Если девятка действительно у кого-то была, то Негряну вероятно проигрывал по киккеру. Но всё было не так плохо, как на первый взгляд. Предположим у Харметца были T9. В этом случае его рука в данный момент представляла собой трипс девяток и туза с десяткой в качестве киккеров. А у Негряну был тот же трипс девяток с киккерами тузом и семеркой. Если бы на торн пришла любая карта выше десятки, то они разделили бы банк, поскольку десятка Харметца выпала бы из игры. Конечно, если бы более высокий киккер был у Негряну, то логика повернулась бы в обратную сторону!
Также существовал небольшой шанс, что кто-то ставил с трефовым 4-флашем или полностью блефовал. Это было бы замечательно, но Негряну не мог сейчас положиться на данное предположение.
Еще сильнее усложняло ситуацию то, что в игре находился Майк Матусов. Матусов обладает большой храбростью. Он вполне способен сделать рейз без руки и продолжать блефовать на торне с последующим блефом на все фишки на ривере (Фил Лаак поймал его на таком блефе во втором сезоне High Stakes Poker; к несчастью для Майка, у Фила был флаш с флопа). Негряну должен был полностью исключить мысли о фолде против Матусова. Таким образом, если ни у кого не было девятки Негряну был в превосходном положении, и если девятка у кого-то все таки была, существовал некоторый шанс на раздел банка и некоторый шанс на то, что Негряну проиграет. Негряну посчитал, что колл будет здесь оправдан, но рейз будет слишком лузовой игрой, поэтому он колирует на $15 000. В банке сейчас $40 200.
Дэн Харметц: Он сделал овербет, получил рейз и колл от еще одного игрока. Банк предлагает ему шансы 5-к-1 (ему нужно вложить $8000 в $40 000 банк). Достаточно ли этого? Может ли он колировать?
Хотя шансы к банку могут выглядеть хорошо, в безлимитном холдеме важно иногда абстрагироваться от шансов к банку и просто оценить, насколько вероятно, что вы биты. Поэтому давайте зададимся главным вопросом, которым Харметц должен был задаваться сам: что могло быть у его противников?
Существовали только три подходящих руки, с которыми можно было играть здесь: туз, девятка или трефовый 4-флаш. Матусов мог иметь любую из этих рук. Также он мог полностью блефовать; он уже делал это ранее. Реальную проблему для Харметца представлял из себя Негряну. Рейз Матусова мог быть блефом, но чек-колл Негряну – не мог. Перед тем, как Негряну коллировал, уже случился крупный бет и рейз, но он всё равно коллировал. Поэтому он не блефует, у него есть реальная рука.
Что могло быть у него? Он не мог иметь трефового 4-флаша по двум серьезным причинам:
1. Он не получал необходимых шансов к банку для колла. Его шансы к банку на колл составляли 25-к-15 или 5-к-3. Он был более, чем 4-к-1 андердог на получение флаша на торне, и если бы на торн выпала бы флашевая карта, это привело бы к появлению трех одномастных карт на столе и практически полностью убило бы торговлю. Поэтому не было никаких гарантий того, что получив флаш, ему удастся выиграть еще какие-то деньги.
2. Торговля на нем не заканчивалась. Негряну не мог быть уверенным в том, что Харметц не сделает еще один рейз. Если у Харметца есть девятка, он мог сделать еще один ререйз, и поэтому Негряну нужно было сбрасывать с 4-флашем.
Поэтому у Негряну был или туз, или девятка. Но ему тяжело было бы коллировать с тузом, потому что двое игроков перед ним уже показали своими действиями, что у них есть или туз или девятка и если у кого-то из них есть другая девятка, Негряну является более, чем 9-к-1 андердогом.
Поэтому у Негряну вероятнее всего была девятка. Но если у него девятка, то АК Харметца сейчас является более, чем 9-к-1 андердогом. И даже если девятки у Негряну нет, её мог иметь Матусов. Поэтому Харметцу нужно сбросить.
Это ключевой принцип в покере. Вам нужно проанализировать ход раздачи, начав свои предположения с того, что действия противника, вероятно, рациональные. Таким образом, попытайтесь понять, что означают их беты, рейзы и коллы, если они не являются блефом. Как только вы это проанализируете, вы можете добавить сюда шанс на блеф со стороны соперника и посмотреть, какое влияние это окажет на вашу игру. Помните, что никто не блефует постоянно. В большинстве случаев ставки означают то, что они, по-видимому, и подразумевают. Анализируйте их соответствующим образом, особенно когда банки становятся большими.
Однако Харметц ответил коллом. Размер банка увеличился до $48 200. Картой торна выпала 5♣.
Даниэль Негряну: Негряну получил два новых известия:
1. Харметц не сделал рейз тогда, когда он мог его сделать. Это уменьшило шанс на то, что у него может быть девятка и увеличило шанс на то, что у него может быть туз или даже очевидный 4-флаш.
2. Трефовая карта на торне дала кому-то флаш, если кто-то прикупал к этой комбинации.
Мог ли Харметц или Матусов иметь 4-флаш? Для их обоих это было маловероятно, но возможно. Харметц открыл торговлю овербетом, а затем ответил на рейз при шансах к банку 5-к-1. Его овербет возможно был своего рода полублефом, с помощью которого он хотел испугать противников, а его колл (который закрывал торговлю на флопе) мог быть выполнен при стандартных шансах к банку с 4-флашем. Матусов способен сделать блефовый рейз, поэтому он мог рейзить в качестве полублефа. Лучшее предположение Негряну — всё еще то, что он играет против туза и другой девятки. А туз, вероятно, находится у Харметца, потому что он не делал рейз. Но трефа на торне определенно не помогла ему в этой ситуации. По крайней мере, любой с единственной трефой в руке сейчас имеет прикупной флаш. Негряну знает, что у него проблемы и поэтому он говорит чек.
Дэн Харметц: AK Харметца стали еще слабее. Сейчас ему почти невозможно иметь лучшую руку. Поэтому он также играет чек.
Майк Матусов: У Матусова по-прежнему был трипс девяток с хорошим киккером. Помогла ли трефовая карта кому-то из его противников?
Матусов должен был знать, что Негряну не мог коллировать с трефовым прикупным флашем по причинам, о которых мы уже говорили, то есть по той причине, что торговлю на флопе замыкал не он, а Харметц: шансы к банку не были подходящими и Негряну не мог быть уверен в том, что если он соберет флаш, ему удастся выиграть какие-то дополнительные деньги. Ни один профессионал не стал бы коллировать с 4-флашем в данной ситуации, а Негряну — это высококлассный профессионал, поэтому у него не может быть флаша.
Мог ли Харметц иметь флаш? Маловероятно. Его крупный овербет на флопе в действительности не мог быть выполнен с прикупным флашем, и его чек на торне еще сильнее подтверждает это предположение. Если бы Харметц достроил свой флаш, то он должен был ставить, потому что он знал, что он играл против двух разумных хороших рук. На его ставку вполне вероятно могли ответить, но он просто сказал чек. Поэтому у Харметца не могло быть 4-флаша.
Но если ни у кого не было флаша, у кого-то мог быть на торне 4-флаш, составленный с помощью единственной трефовой карты в руке. Это было вполне вероятно (хотя мы знаем, что ни один из игроков не имел трефовой карты в руке). Поэтому Матусову нужно было ставить. Он мог получить колл от чей-то сильной руки и ему нужно было заставить заплатить за просмотр пятой карты того, у кого мог быть прикупной флаш. При банке в $48 200 он должен был поставить около $30 000.
Но Матусов сыграл просто чек, и дилер открыл карту ривера. В банке по-прежнему было $48 200. Картой ривера была Q♣.
Даниэль Негряну: Негряну и его три девятки проиграли. Сейчас он проигрывал любому, у кого была единственная трефа, как и любой девятке. Он сыграл чек.
Дэн Харметц: Пара тузов Харметца превратилась вообще в ничто. Он сыграл чек.
Майк Матусов: Матусов знал, что это будет его банк. Дама на ривере принесла ему фулл-хаус из девяток и дам. И он мог проиграть только руке А9 (фулл-хаус из девяток и тузов) или АА (фулл-хаус из тузов и девяток). Но оба его противника сказали чек перед ним, что означало, что ни у кого из них нет этих рук, и также это означало, что ни у кого из противников, вероятно, нет флаша.
Матусов определенно должен был ставить. Но какой величины должна быть ставка, чтобы на нее ответили? Без наличия флаша у кого-то на руках и с четырьмя трефами на столе будет ли кто-то из его противников отвечать на его ставку даже с трипсом девяток? Вероятно, нет. Но он все равно должен был сделать какую-то ставку и его лучший вариант заключался в совершении очень маленькой и своего рода «вызывающей» ставки, например в $5000. Вполне возможно, что кто-то из его противников сочтет шансы к банку очень соблазнительными и ответит. Но в действительности Матусов поставил $30 000.
Даниэль Негряну: Негряну уже отказался от своей руки еще до этой крупной ставки Матусова. Он сбрасывает.
Дэн Харметц: Он также сбрасывает.
Матусов забирает банк размером $48 200.
Это была великолепная раздача, в которой все три игрока продемонстрировали множество великолепных решений. Если вы новичок в безлимитном холдеме, эта раздача может дать вам некоторые новые идеи. В следующих частях книги мы будем говорить о многих из этих идеях более подробно – шансы к банку, анализ раздачи, хитрость и вовлечённость в банк. В процессе чтения этой книги вы время от времени можете захотеть пересмотреть эту раздачу. Через некоторое время те решения, которые, возможно, показались вам странными, начнут казаться вам очень ясными.

Читать другие разделы Дэна Харрингтона «Кэш по Харрингтону. Том I. Безлимитная кэш-игра и безлимитные турниры»:
Дэн Харрингтон: Мыслительные процессы в безлимитной кэш-игре
Дэн Харрингтон: Четыре Принципа Покера
Дэн Харрингтон: Ожидание и ожидаемый доход
Дэн Харрингтон: Шансы к банку
Дэн Харрингтон: Текущие и потенциальные шансы к банку
Дэн Харрингтон: Подсчёт аутов
Дэн Харрингтон: Ставка для получения прибыли
Дэн Харрингтон: Пробная ставка
Дэн Харрингтон: Блеф
Дэн Харрингтон: Полублеф
Дэн Харрингтон: Чек
Дэн Харрингтон: Контроль шансов к банку

Похожие материалы:

Добавить комментарий